f
y
w
logo icom menu
logo raso menu
logo raso menu

Главная

 • 

Музейная платформа

 • 

Музейное дело

 • 

Статьи

На поворотном круге

28.06.2021

По следам третьего Всероссийского конкурса «Корпоративный музей» представляем Вашему вниманию материал журнала «Шоу-Мастер» (существует с 1994 года). В статье «Всероссийский конкурс «Корпоративный музей» Ольга Романова представила два интервью — с Натальей Нечаевой, директором конкурса, и Николаем Школьниковым Head of Visual Solutions Panasonic Россия.

 

Автор: Ольга Романова

29 апреля 2021 года в Белом зале Санкт-Петербургского Политехнического университета прошла торжественная церемония награждения победителей III Всероссийского конкурса «Корпоративный музей». Гран-при конкурса получил Музей Нефти ПАО «Татнефть». Сам конкурс проходил с 27 по 28 апреля на площадке Музея железных дорог России. Мы побеседовали с Натальей Нечаевой, директором конкурса «Корпоративный музей», и руководителем отдела Визуальных решений компании Panasonic Rus Николаем Школьниковым.

 

Наталья Нечаева

Расскажите, пожалуйста, про конкурс – какова его цель, миссия?

Начнем с того, что же такое корпоративные музеи и когда они появились. Промышленные коллекции возникли гораздо раньше, чем официально заявленный государственный музей России. Известный факт, что в 1714 году Петр Первый основал Кунсткамеру, это был первый музей в нашей стране.

Но в 1709 году было подписано распоряжение, чтобы собирали все чертежи и модели кораблей и хранили их в «Модель-каморе». Уже тогда было очевидно, что собрание важно и для обучения, и для будущего развития флота. Таким образом, мы считаем, что основание первого корпоративного музея было на пять лет раньше, чем основание первого государственного музея. И связано это было с судостроением.

Теперь, что же такое корпоративный музей? Сейчас в профессиональном музейном сообществе ведется дискуссия, что называть музеями. А с корпоративными музеями история еще сложнее, потому что они не самостоятельные юридические лица, они находятся в частном владении, на предприятиях, на заводах, институтах. Достаточно сложно говорить даже о количестве этих музеев! По мнению экспертов в данной теме, коих, к слову, тоже немного, сейчас в нашей стране около 3,5 тысяч корпоративных музеев, в то время как государственных – около полутора тысяч.

Точная цифра никому неизвестна – сколько пропало вместе с ликвидацией предприятий, сколько осталось, сколько заново родилось, нет общего реестра. Они выполняют внутрикорпоративные функции, редко выходят за территорию своей организации, зачастую информация о музее отсутствует даже на сайте компании, они не вхожи и в профессиональные коммуникационные и в музейные сообщества. Из-за этого возникает достаточно большая сложность в объединении этого типа музеев.

Получается, что наш конкурс превратился в некую всероссийскую миссионерскую площадку, которая взяла на себя ответственность говорить от лица корпоративных музеев о том, что это отдельный отраслевой институт, что они работают, и что их проекты уникальны и важны для общества, что в целом они формируют около себя социально ориентированную среду. Но, к сожалению, их закрытость и непубличность не дает раскрыть их потенциал.

Еще одна проблема в том, что мы уже потеряли и продолжаем терять очень много нашего исторического наследия, потому что с закрытием предприятий, а с 90-х годов это происходило повсеместно, мы утрачиваем архивы и ценные экспонаты, многое уже не восстановить. Промышленные собрания не имеют законодательно зафиксированные правила и порядок хранения. История страны остается без значимых страниц трудовой славы, изобретений, первопроходцев. И это трагичная история.

Необходимость как-то это все формализовать – огромная, сложная и, на мой взгляд, значимая государственная задача, но, к сожалению, пока на уровне власти именно в этом социальном институте корпоративных музеев отсутствуют ответственные лица, министерства, ведомства, которые готовы заняться данной проблемой. Из-за разобщенности во время приглашения к участию в конкурсе мы столкнулись с недоверием и с проблемой отсутствия опыта выхода в публичное пространство со своими проектами. Многие музеи никогда не принимали участие в совместных мероприятиях, и им достаточно сложно объяснить миссию конкурсной площадки.

Музейное сообщество корпоративных музеев разрозненно само по себе, даже в одном регионе люди не общаются друг с другом, не знают о существовании коллег, не делятся опытом. Площадка всероссийского конкурса стала тем местом, где появилась возможность изменить отношение к деятельности корпоративных музеев, обсудить общие проблемы, перенять опыт, найти единомышленников.

Наш конкурс проходит при поддержке двух авторитетных отраслевых ассоциаций – это ИКОМ России и Российская ассоциация по связям с общественностью. Музеи в компаниях относятся к разным структурам, отсюда и получается определенный диссонанс в понимании роли и значения корпоративного музея для организации, их отстраненность от решения общих стратегических коммуникационных задач, использование их для решения исключительно локальных задач.

Получается, что Конкурс призван объединить корпоративные музеи?

Получилось так, мы всего лишь конкурс, но на нас возложены задачи уровня Ассоциации корпоративных музеев. Мы формируем определенное мнение в обществе, транслируем ценности, которыми обладают корпоративные музеи. Нам, конечно, достаточно сложно, но прошел уже третий конкурс, за весь период мы приобрели единомышленников и коллег. Нам удалось актуализировать коммуникационный потенциал за счет обращения к музейной деятельности, обратить внимание, что для каждой компании развитие музея – не только сохранение истории, но и имидж!

Это материальная и нематериальная ценность корпоративной культуры, которая, в свою очередь, влияет на экономическую эффективность и повышает социальную ответственность предприятия. Я бы хотела акцентировать на этой теме внимание, потому что многие коллеги из коммуникационной и музейной отраслей, возможно, не до конца это понимают.

Два предыдущих Всероссийских конкурса «Корпоративный музей» проводились в Перми, а третий – в Санкт-Петербурге. Почему так?

В 2018 году первый конкурс прошел в Перми и собрал всего лишь 16 музеев, но именно тогда стало понятно, что эта тема очень живая, насущная и требует продолжения. Второй конкурс собрал уже 42 музея и представил 92 проекта. Это был настоящий рост и открытие, мы увидели совершенно потрясающие проекты. Нисколько не слукавлю, если скажу, что во многом они уже опережают проекты государственных музеев и, возможно, в дальнейшем корпоративные музеи смогут с ними конкурировать.

Влияет и то, что промышленным собраниям приходится прикладывать больше усилий, чтобы стать публичными и известными, чем государственным музеям. Наверное, из-за этого процесс развития происходит у них намного динамичнее. Это достаточно важная внутренняя история, и на конкурсе мы видим, какую высокую планку они задают, хотя это могут быть и совсем небольшие региональные музеи. Всегда привожу в пример музей «Магнезит» в городе Сатка в Челябинской области.

Это небольшой музей, но если сейчас им позвонить и спросить, когда можно записаться на экскурсию, то в лучшем случае предложат через три-четыре месяца. В корпоративных музеях работает очень мало сотрудников, при этом они многофункциональны, при всей нагрузке по основному виду деятельности, музеи еще и в своих городах становятся общими культурными центрами, в сутках просто не хватает времени на все. Еще в качестве примера могу привести Екатеринбургский Музей Энергетики, в котором работает один человек! Но при этом музей собирает материалы, разрабатывает и презентует городские экскурсии по объектам энергетики, где начиналась электрификация Екатеринбурга. Представляете, какой объем работы?!

Это говорит о том, что в корпоративных музеях работают настоящие энтузиасты, горящие своим делом. Формально относиться к корпоративным музеям опасно, это риск потерять все, и это неравнодушие мы видим на конкурсной площадке.

На втором конкурсе появилась традиция, что получивший Гран-при становится принимающей стороной. Таким образом, третий конкурс прошел в Санкт-Петербурге на площадке Музея железных дорог России.

Предпринимаются ли какие-то шаги, чтобы закрепить статус корпоративного музея?

Это странно, что мне, как директору конкурсной площадки, задают этот вопрос. Я уже говорила, что не существует специализированных органов, которые могут как-то решать и регулировать вопросы статуса, сохранения промышленного наследия, это вопросы государственного уровня, которые касаются всех отраслей экономики нашей страны, вопросы, которые нужно решать на правительственном уровне.

У нас не сформулировано личное отношение каждого к корпоративным музеям, не понимаем, что именно в этих в этих музеях история семьи, родных.

В 2021 году проходит уже третий конкурс, в котором приняли участие 62 музея, и я отмечу, что за последнее десятилетие крупные промышленные компании стали продвигать себя через свои исторические центры, реконструировать свои музеи, внедрять новые технологии, оснащать мультимедийным оборудованием. Более того, некоторые из музеев по техническому оснащению могут дать фору государственным. У нас есть такие номинации, как лучший мультимедийный проект, лучший интернет-проект. Многие компании, не имея музея материального, начинают создавать виртуальные. У классиков музейного дела с ними сложные отношения, но со своей стороны я скажу, что это одна из продвинутых коммуникационных технологий, которая показывает эффективное решение своих задач.

Участвуют ли в конкурсе музеи закрытых предприятий?

Таких музеев очень много, о существовании многих даже ничего не известно, это белые пятна на карте, но некоторые начинают приоткрывать двери. Конечно, это неудобно, но большинство заводских музеев находятся именно на территориях заводов, и зачастую предприятие является «режимным». Но на конкурсе есть такие участники.

Карантин сильно повлиял на поведение конкурса? Пришлось ли вносить изменения?

Мы зашли на конкурс 18 марта 2020 года, стартовали и все разошлись по домам, но при этом уже в апреле нам начали поступать заявки. Когда были самые жесткие закрытия, когда вообще никто не работал, у нас было уже 10 участников. Некоторые музеи в карантин перешли на видеоэкскурсии, онлайн-конференции, аудиогиды, видеопрезентации – все это и сейчас активно продвигается на сайтах и в социальных сетях.

Мы видим, что нам нужно уходить от классического варианта конкурсной программы, актуализировать положение на следующий конкурс, принимая технический вызов, который был брошен нам всем.

Сроки конкурса продлились, поменялся формат. Конкурс разделили на два этапа: защиты в онлайн мы провели в марте, но основная часть, как и планировали, на площадке Музея железных дорог в Санкт-Петербурге, прошла спустя полгода.

Panasonic Россия стал нашим партнером. Музей железных дорог – это некий шоу-рум, где специалисты могут продемонстрировать самые лучшие свои технический новинки, в чем и убедились участники конкурса.

 

Николай Школьников

Николай, в 2018 году мы писали статью о Музее РЖД в Санкт-Петербурге, сколько там сейчас инсталлировано проекторов Panasonic?

На сегодняшний день их больше сорока. Инсталляция осуществлялась в два этапа.

Как работали проекторы в прошедшие три года?

Когда я там был последний раз, мне все понравилось.

Как обслуживаются проекторы в других городах?

У нашей компании распределенная сеть сервисных центров, и если с проектором что-то случается, то первым делом идут туда, обращаться в Москву не обязательно. Это наше ключевое отличие от остальных производителей.

Много ли таких центров в России?

В каждом крупном городе обязательно есть наш сервис, в некоторых даже не один.

В каких еще музеях, кроме центра Толерантности и музея Победы на Поклонной горе, о которых мы писали, есть проекторы Panasonic?

Проще перечислить, где нет нашего оборудования. В основном это художественные музеи, в которых еще не придумали, как использовать проекцию. А так многие музеи полностью построены на нашем оборудовании, кроме названных вами, это «Гараж», павильон «Космос» на ВДНХ, музей Сталинградской битвы в Волгограде, Ельцинский центр в Екатеринбурге. Русский музей имеет свой Центр мультимедиа. Музей Москвы объявил закупку наших проекторов, идут переговоры с парой достаточно крупных и интересных московских музеев, но мне не хочется называть их раньше времени.

Расскажите, пожалуйста, о вашем участии в Конкурсе корпоративных музеев.

Я выступил с короткой десятиминутной презентацией, напомнившей участникам, кем Panasonic является в мире проекции, что такое наши визуальные решения, а также рассказал про область их применения. А применимы они практически везде.

Основная часть мероприятия прошла в центральном зале, который располагается на месте, где находился поворотный круг, служивший для разворота локомотивов. Когда-то его окружали стрелки, ведущие в 8 арочных въездов в паровозные стойла, где обслуживалась техника. Сейчас интерактивная проекционная диорама «Стрелки времени» считается «сердцем музея».

В этом зале проекторы Panasonic видны невооруженным глазом, и я объяснил, где стоят те, что не видны. По кругу расположены двухслойные экраны, проекторы светят на обе их поверхности – изнутри зала и с противоположной стороны. Посетители выбирают период с помощью поворотного колеса и видят контент на стенах. Из-за требований пожарной безопасности при необходимости экраны можно быстро демонтировать. Я все это рассказал и показал участникам конференции.

После презентации участники, а это несколько сотен человек, прошли по музею и везде увидели Panasonic, возле каждого вагона и паровоза.

Один из главных экспонатов «Время вперед!» – паровоз 30 лет ВЛКСМ, на который проецируется мэппинг с четырех проекторов RS30. В кулуарных дискуссиях меня расспрашивали о взаимодействии специалистов при создании музея, где пригодилась наша экспертиза, как мы поддерживаем пользователей и о других организационных вопросах.

Что вы знаете об использовании мультимедийного оборудования в зарубежных музеях? Мы не отстаем?

Относительно европейского рынка можно сказать, что в России и СНГ значительно больше музеев построено на оборудовании Panasonic. У нас настолько хорошие взаимоотношения во всех уровнях сферы культуры, будь то театры, музеи, или концертные площадки, что нас знают гораздо лучше, чем европейцы знают наших европейских коллег. Хотя в Европе, безусловно, тоже много интересных проектов, более масштабных с точки зрения денег и объемов. Но если рассматривать с технической точки зрения, в России проекты интереснее, и западные коллеги нередко их копируют. Мне хочется это отметить как нашу гордость. Музей железных дорог России стал образцом для нескольких зарубежных проектов.

Мне кажется, что музейные работники – очень заинтересованные люди, в этой области можно развиваться.

Вчера наши инженеры участвовали в учебном курсе для будущих архитекторов-дизайнеров, который сейчас проводит ассоциация «МАРШ», с мастер-классом по применению проекции для архитектурного и интерьерного мэпинга. Рассказывали, как можно работать со светом и проекцией на сложных поверхностях. Было много интересных технических вопросов и не менее интересных ответов наших специалистов. Мы достаточно далеко продвинулись в теме, и музейные проекты по всей России подтверждают это.

Корпоративных музеев становится все больше… Почему это происходит?

Участвуют корпорации и организации, у которых есть на это деньги. Сейчас иметь свой корпоративный музей – это современная тенденция. Одна из причин, по которой мы любим подобные мероприятия и участвуем в них, состоит в том, что собираются единомышленники и обсуждают между собой идеи, планы и средства для их воплощения. Мы, конечно, можем себя прорекламировать, но существует сарафанное радио, которое действует безотказно. Специалисты рассказывают о положительном опыте использования нашей продукции, повторяют понравившиеся варианты.

Если посмотреть на музеи, особенно техногенные, открывшиеся за последние годы, то в них очень много решений скопировано из Музея железных дорог России, начиная от голографической пленки, заканчивая интерьерным мэпингом. Например, шкалу времени, запускающую определенный контент, а также множество других новшеств, типа прозрачных дисплеев, которые выводят информацию про некие артефакты, висящие в рамочке.

В Музее РЖД, например, это сделано в виде рентгеновского снимка локомотива, когда панели едут вдоль локомотива и показывают, что у него внутри. Технически сейчас возможно осуществить практически все. Визуальный образ, который мы получим, и который будет воздействовать на воображение посетителя, ограничен только фантазией его создателя. А с точки зрения креатива в России работают лучшие специалисты, недаром их активно приглашают и на Ближний Восток, и в Америку, и в Европу. Ведь только хорошей техники не достаточно, важно, что будет воспроизводиться, и по контенту наша страна далеко впереди всех.

Как начинается ваша работа над новым музеем? Когда вы встречаетесь с организаторами музея, они говорят, что хотят получить?

Бывает по-разному. В музеях с государственным финансированием на начальном этапе зачастую не слишком доверяют российским компаниям и запрашивают концепцию у западных бюро. Там рисуют то, что привыкли, показывают заказчику. Но это всегда очень дорого. Я не хочу сказать, что в наших креативных студиях однозначно дешевле, но они более взвешенно подходят к задаче, а не предлагают штампованные решения. Изучают вопрос, о чем музей, что там должно быть, рассматривают разные концепции.

В итоге заказчик чаще выбирает российскую компанию, имея при этом на руках несколько предложений западных коллег. Выбирает не по цене, а именно по уровню креатива. Бывает и так, что заказчик приходит непосредственно к нам, поскольку видел Panasonic в большинстве музеев. Так было, например, с Музеем русского зарубежья. Они пришли к нам, не сомневаясь, какие проекторы им нужны. Музей строился в два этапа. Изначально консультировались с нами, так как знали, что в компании Panasonic по этой теме работают лучшие инженеры Российской Федерации. Подходы бывают разные, наша компания сейчас движется в сторону проектирования, самостоятельной интеграции, оказания услуг.

В некоторых случаях мы сами предлагаем и концепцию, и какие-то решения напрямую заказчику, а потом уже он подключает сотрудников для проектирования в чертежах, монтажа, пусконаладки компании, которые осуществляют строительство объекта. Мы сейчас взаимодействуем со сферой культуры на всех уровнях: общаемся напрямую и с заказчиком, и с ключевыми интеграторами, концертмейкерами, работающими в индустрии, а также с дистрибьюторами, обеспечивающими логистику, финансирование и так далее. Они тоже важны в этой цепочке. Таким образом мы видим всю картину, проект от его зарождения до конечной реализации, и можем контролировать весь процесс, помогать в нужных точках, и, в итоге, отвечать за результат.

Мы всегда предлагаем решения, наиболее подходящие под задачу, а не самые дорогие или самые дешевые.

Специалистов приходится иногда чему-то учить?

Безусловно. За последние три года мы посвятили этому довольно много времени. Построена система онлайн обучения, в которой люди могут сами совершенно бесплатно обучиться азам проекции Panasonic, достаточно зарегистрироваться на нашем портале https://sn.panasonic.ru/. Если же говорить о технических специалистах, которые должны работать руками, уметь настраивать оборудование, выполнять сложные инсталляции, то это уже платное обучение, включающее полный курс с практикой. Деньги небольшие, обучение обязательно очное, на оборудовании, в небольших группах по 3-5 человек, чтобы специалист попробовал каждую функцию, которая может пригодиться в будущем, и настраивать оборудование без нашего участия не хуже наших инженеров.

Платное обучение может быть кастомизировано под конкретную задачу или конкретного заказчика. Если мы знаем, какое оборудование будет в проекте, обучение будет именно на нем, будь то трехчиповый проектор или LCD. Специалист будет видеть именно тот интерфейс, с которым ему придется работать в дальнейшем, не перегружаясь информацией по всей нашей линейке.

 

Источник: show-master.ru

Лауреаты

III Всероссийского конкурса «Корпоративный музей»

Группа компаний «Aскрин»
Некоммерческое партнерство «Пермское представительство Российской Ассоциации по связям с общественностью» (НП ПП РАСО)
Всероссийский конкурс «Корпоративный календарь»

Подписка на новости

Будьте в курсе всех событий конкурса. Узнавайте о новостях первыми!

 
Нужно авторизоваться