f
y
w
logo icom menu
logo raso menu
logo raso menu

Главная

 • 

Музейная платформа

 • 

Музейное дело

 • 

Статьи

Такие важные, но закрытые корпоративные музеи

04.11.2020

3 ноября 2020 года на интернет – портале Уральской индустриальной биеннале современного искусства вышло интервью с Натальей Нечаевой, директором конкурса «Корпоративный музей».

 

Автор: Константин Погорельский

О проблемах, которые влияют на развитие корпоративных музеев в России, о виртуальных экскурсиях, онлайн-конференциях, аудиогидах, видео презентациях и множестве новых форматов рассказала Наталья Нечаева – президент НП «Пермское представительство «Российской ассоциации по связям с общественностью», директор Всероссийского конкурса «Корпоративный музей».

 

Наталья Геннадьевна, вы — инициатор и организатор всероссийского конкурса «Корпоративный музей». Мы разговаривали об этом явлении — о корпоративных музеях и в том числе о вашем конкурсе — с Николаем Никишиным. Это был очень интересный разговор о функциях музеев, о формировании корпоративной идентичности, о месте и значении новаций в музейных практиках… То есть во многом стало понятно, насколько это богатая тема…

Трехлетний проект под названием «Конкурс «Корпоративный музей»», личное общение с представителями этой группы музеев, с географическим охватом от Калининграда до Дальнего Востока помогли мне сформулировать главные проблемы, влияющие на развитие корпоративных музеев в нашей стране. Прежде всего — изолированность музеев, которая происходит не столько из-за местонахождения на закрытых территориях, сколько из-за внутрикорпоративной разобщенности между службами в структуре организации. PR-службы, как правило, отделены от музеев, музеи находятся в непосредственном подчинении в HR-управлениях, профсоюзах, административно-хозяйственных службах или существуют на общественных началах. В этой конфигурации информационная политика компаний лишена многих смыслов и духовности, которые заложены в истории и традициях, а удаленность музеев от каналов коммуникаций превращает их в «вещь в себе». Связь между владельцами и хранителями в некоторых компаниях напоминает вертикальную многоступенчатую лестницу, где наверху — отношение к «музею» как к «балласту», а уникальные коллекции держатся лишь на энтузиазме и преданности своему делу людей. Судьба таких музеев предрешена: их либо закрывают вместе с предприятиями, с уничтожением экспонатов, и таких примеров уже тысячи, либо они вынуждены из последних сил выживать. Еще одна «стена» препятствует занять достойное место корпоративных музеев в обществе — их разобщенность и непубличность. В рамках акции «Особый доступ» мы собрали в Музей пермской артиллерии (Группа предприятий «Мотовилихинские заводы») представителей корпоративных музеев из Пермского края. Оказалось, они не только не были знакомы друг с другом, а еще и собрались на очень известной и открытой музейной площадке впервые! И это пример только из территории одного региона. А в масштабах России? Составление базы корпоративных музеев оказалось самой сложной задачей. Музеи существуют вне общей статистики, ведь у них нет юридической прописки, они — подразделения организаций. По словам экспертов, этот тип музеев количественно в разы превышает государственные и муниципальные, вместе взятые. Большинство музеев не имеют даже своей страницы на сайтах компаний, найти их для приглашения на конкурс это как пройти сквозь «железный занавес». Встречались на пути даже такие, которые просили отправить информацию по факсу или по почте России.

Но не везде, конечно, так трагично. За два последних десятилетия появились значительные изменения в отношении компаний к своей истории. Выросло другое поколение управленцев, заточенное на эффективность. Они возвращаются к традиционным коммуникациям, видя в музеях огромный потенциал. Создаются новые музеи, проходят реконструкцию «красные уголки», превращаясь в многофункциональные культурные центры, взаимодействуя с местным сообществом, реализовываются совместные социально значимые проекты.

В публичное пространство открывают свои двери музеи, преодолевшие внутренние болезни и занимающие активную позицию. К таким относятся участники конкурса «Корпоративный музей». В 2018 году первооткрыватели были 16 музеев, а на второй конкурс собрались на одной площадке в Перми — 44 музея с 92 проектами из 32 городов!

Из самого понимания задач корпоративного музея, большинство из них ориентировано на собственную корпорацию. А конкурс все-таки предполагает некий выход за пределы своих функций, коммуникацию гораздо более широкую, чем предполагается их местом в корпорации. Насколько охотно музеи участвуют в вашем конкурсе?

Очень правильный вопрос. Я знала, что будет трудно, но чтобы настолько… «У нас очень секретный завод, мы не можем рассказывать на конкурсах о нашем музее», — именно так иногда интерпретируют нашу инициативу. Участвовать отказываются не только те, которые ориентированы на своих сотрудников и почетных гостей. (Кстати, такие музеи с успехом защищают свои практики на нашем конкурсе!) Называют причины самые разнообразные, сказывается отсутствие опыта в общецеховых мероприятиях. Я цитирую: «У вас участвуют и другие музеи нашей корпорации — вы нас стравливаете между собой», или: «Мы — музей завода, производственный, понимаете, вот корпорацию и приглашайте». Часто слышим: «Есть у нас музей, зачем он нам — не знаем, какой конкурс, вы о чем, мы же ничего с музеем не делаем»! В общем восприятии задач музея также много несогласных: «Использование корпоративного музея для имиджа предприятия — звучит как бред», или: «Музей для будущего — это как, он же о древнем?».

Но конкурс бы не состоялся, если бы не было прогрессивных музеев, мастеров своего дела, работающих так, что поучиться бы каждому. Среди участников конкурса уже сформировалась команда добровольных амбассадоров, ежегодно представляющая успешный опыт. Около 15 музеев участвуют по второму и по третьему разу! Знакомство перерастает в дружбу между коллегами, обмен опытом проходит уже не только на площадке конкурса. Тема нашла отклик у наших партнеров, и в рамках конкурса «КонТЭКст» состоялись экскурсии в Музеи Мосэнерго и энергетики Москвы ПАО «Мосэнерго» и Музее магистрального транспортного газа ООО «Газпром трансгаз Москва». Недавно мы, организаторы, побывали в Екатеринбурге, посетили музей Свердловской железной дороги, в городе Полевской — Музейный комплекс «Северская домна». За три года интерес к деятельности, направленной на сохранение и популяризацию индустриального наследия вырос. Национальная премия «Серебряный Лучник» открывает XXIV сезон с новой номинацией «Культурно-просветительские проекты».

Расширение возможностей для презентаций проектов корпоративных музеев на профессиональных площадках, само по себе знаковое событие. А как изменилось понимание роли корпоративных музеев в связи с карантинными мероприятиями?

Все стало сложнее; редкие музеи сейчас отрыты для посещения, больше так и остались закрыты до… неизвестного времени. Но, вместе с тем перерыв на карантин открыл и новые возможности корпоративных музеев. Виртуальные экскурсии, онлайн-конференции, аудиогиды, видеопрезентации — все это сейчас активно создается и продвигается на сайтах музеев и в социальных сетях. В этом году в числе участников — три виртуальных музея. Это нетипичное явление для типа корпоративных музеев: в реальности музея нет, но есть потребность в создании коллекции. Многие музеи не откроются для посещения до нового года, но есть и такие, которые все же принимают группы. Тревожные сигналы от предприятий тоже есть, непрофильные активы, к которым относятся корпоративные музеи могут быть законсервированы на долгое время, или оптимизированы, что тоже негативно скажется на деятельности.
Несмотря на все сложности этого года, удаленную работу, на третий конкурс уже заявлен 51 музей с 108 проектами из 33 городов РФ; больше чем во втором конкурсе! Прием продолжается. Вспоминаю рассказ из нефтяного музея в Ангарске. К ним приехал мэр поздравить с наградой на конкурсе. А в музее он побывал впервые! Или разговариваю с директором музея «Магнезит» в Сатке: в январе 2020 года запись на экскурсию шла на июнь. Под влиянием опыта, полученного на Форуме конкурса, во многих музеях началась реконструкция, обновляются экспозиции.

То есть с каждым конкурсом растет самосознание участников? Какие еще изменения вы можете отметить?

Корпоративные музеи — народные музеи, историю не спрятать за проходными. Выросло внимание СМИ к истории предприятий. Музеи выходят из помещений на городские пространства, формируют новые туристические маршруты и культурные пространства. На канале «Екатеринбург-сториз» вышла серия совместных передач с Музеем энергетики Урала — «Городские электроистории». На территории «Завода Шпагина» в Перми с успехом прошла выставка «Юнгородок», подготовленная музеем «Пермских моторов». Благодаря компании СУЭК, в историческом и деловом центре шахтерского города Бородино, Красноярского края, появился Музей-аллея под открытым небом, посвященный становлению крупнейшего в России Бородинского угольного разреза имени М.И. Щадова. Музейно-выставочный центр Кировского филиала АО «Апатит» компании «ФосАгро» выпустил аудиогиды по региону «Привет, Хибины». Музей Брянского машиностроительного завода вошел в Императорский маршрут, а это уже федеральный уровень. В Хабаровске Музей энергетики им. В.П. Божедомова инициировал создание памятной скульптуры на месте первой на Дальнем Востоке городской электростанции. Проект был осуществлен на добровольные пожертвования. Возле проходной Кировского завода открыт памятник Николаю Путилову в Санкт-Петербурге (раньше завод носил имя талантливого инженера), рядом заводом благоустроен сквер для отдыха. Корпоративные музеи становятся полноправными участниками развития городских территорий.

Почему у вас плавающий адрес? Два Всероссийских конкурса «Корпоративный музей» проводились в Перми, а третий — в Санкт-Петербурге?

«Дружба с пермяками продлевает жизнь» — вывод из какого-то исследования. Начинали на опыте двенадцатилетнего конкурса «Корпоративный календарь». Площадка в Перми завоевала доверие у 600 компаний России. Поднять такой масштабный проект с корпоративными музеями можно только в городе, где многое было сделано впервые и на основе упрямства пермского характера. Важным пунктом деловой программы заключительного Форума стало посещение корпоративных музеев. Поэтому логично встречаться в разных городах, и уже не только слышать на открытых презентациях о музеях от коллег, но и лично увидеть уникальные собрания. Музей железных дорог России в Санкт-Петербурге стал официальным партнером и пригласил участников к себе. Конечно, в культурной столице пройдемся и по другим корпоративным музеям.
Популярность и значение конкурса растет, принято решение о создании индивидуального конкурсного знака. В проекте статуэтки соединились историко культурные точки: Санкт- Петербург — родина музеев (Александровская колонна) и Пермь — родина конкурса (образ «птицы счастья» из собрания пермского звериного стиля). Вдохновившись важностью проекта, автором скульптура стала одна из известнейших скульпторов Пермского края — Ольга Хромова, член Союза художников СССР, участник всероссийских и международных выставок. Работы О. Хромовой представляют художественную ценность и находятся в государственных коллекциях и частных галерей России, Франции, Финляндии, Германии, Израиля.

Насколько вам помогают профессиональные некоммерческие организации — партнеры конкурса ИКОМ России и РАСО? Или, может быть, насколько вы можете помочь им?

Корпоративный музей — не только единственная культурная институция, способная сохранить великое индустриальное наследие, но и помочь компаниям выстраивать доверительное отношений с социумом. Для специалистов коммуникационной отрасли — это явно недооцененный ресурс, а для профессионалов музейного дела — корпоративные музеи «самостоятельные образования», с ними нет тесных связей. Преодолеть стереотипы, повысить статус корпоративных музеев можно только объединив общественные усилия, например на конкурсной основе.

Возможно, существуют и другие инстанции, которые могут помочь в решении вопросов корпоративных музеев. Например, создан Экспертный совет по индустриальному наследию при АУИПИК, — «Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры», «Ассоциация малых туристских городов». Может ли помочь решению проблем промышленный туризм?

Промышленный туризм без корпоративных музеев — как река без русла. Решать вопросы необходимо в прямом общении ассоциаций с корпоративными музеями. В сентябре между Некоммерческим партнерством РАСО, инициатором конкурса и Высшей школой медиакоммуникаций и связей с общественностью Гуманитарного института Санкт-Петербургского политехнического университета им. Петра Великого подписано Соглашение, в рамках которого, в том числе, и проведение социологических исследований по тематике корпоративных музеев. Их проведут студенты и магистранты профильного направления в рамках НИР и ВКР. Конкурс «Корпоративный музей» открыт для сотрудничества!

Корпоративные музеи. Интервью с Натальей Нечаевой.

 

Источник: uralbiennale.bm.digital

Z

ТОП 10

Итоги народного голосования

 
Нужно авторизоваться